Тайвен (zamok_v_lesu) wrote,
Тайвен
zamok_v_lesu

Categories:

Тайна бабушкиного амулета. Глава двадцать первая

tayna3_glava21.jpg


Здравствуйте, драгоценные!

Вот и закончилось лето, а роман Тайна Бабушкиного Амулета всё ещё продолжается. Сегодня мы оставим ненадолго Арианну и её спутников бродить по проклятому замку в поисках дневника Августины Бакендаль, а сами перенесёмся в другие уголки огромной Империи Эридея, где происходят не менее увлекательные события. Я продолжаю осваивать Artbreeder, и сегодня мы сможем лицезреть портреты сразу пятерых персонажей. Встречайте: учитель Арианны Мигель, её мать герцогиня Валентия Викториармо, сержант Эдвард Грэй (помните этого бравого парня из первой главы?) и наши любимые злодеи Ауриция и Зарамандер (вот так парочка, да?)

Напоминаю, что это роман в жанре приключенческого фентези. На его страницах вас ожидают увлекательные путешествия, неразгаданные тайны, коварные интриги и бесчисленные сражения. Эльфы, гномы, колдуны, ведьмы, нежить, магические создания и конечно же Драконы встретятся вам обязательно и непременно. Надеюсь, аллергии на них у вас нет. Имена, названия и исторические события вымышлены, совпадения случайны. Предыдущие главы можно почитать здесь:

Глава первая, в которой патруль Меллиранда и неизвестно откуда взявшийся рыцарь спасают беззащитного старика из лап таинственных врагов.

Глава вторая, где мы знакомимся с генералом Максом и получаем от умирающего старика загадочное послание.

Глава третья, где раскрывается личность Арианны, а между членами Совета Старейшин разгорается пламенный спор.

Глава четвёртая, в которой мы знакомимся с Каэлдилом и Грегори, а провидица Ауриция получает "на орехи".

Глава пятая, где мы узнаём легенду о Бессмертном Повелителе, Макс выставляет Каэлдила за дверь, а новоиспечённая тройка приключенцев наконец-то готова к дальнему пути.

Глава шестая, с которой и начинаются приключения Арианны, Толмара и Грегори; Каэлдил попадает в весьма щекотливую ситуацию, а мы наконец-то знакомимся с самим Доминицием Всемогущим.

Глава седьмая, в которой наши путешественники останавливаются перекусить в сельской таверне, Толмар встречает своего старого приятеля, а деревенская девушка Мэри то и дело заливается краской.

Глава восьмая, в которой перед нами предстаёт таинственный Дикий лес, Арианна вспоминает случай из детства, Каэлдил совершает настоящий подвиг, а наши путешественники мирно болтают у костра, даже не подозревая, какие страсти разгораются у них за спиной.

Глава девятая, кроваво-огненная, полная разрушений, боли и смерти: иначе просто не может быть, если мы имеем дело с Зарамандером. А также полная невероятных мистических прозрений: иначе просто не может быть, если мы имеем дело с Аурицией. Всё это добавляет остроты в пресное блюдо из наших путешественников... в смысле, для наших путешественников, чтобы им жизнь малиной не казалась. А то ишь, расслабились!

Глава десятая, в которой эльф Каэлдил теряет свою лошадь и совершает не слишком приятную поездку на собственном животе, а Арианна, Толмар и Грегори встречают любопытную незнакомку. Но для начала им предстоит спасти её от орков.

Глава одиннадцатая, где мы знакомимся с легендарной (по её собственным словам) Эльмой Невидимкой - девушкой-гномом, которая просто обожает нарушать закон, и из её собственных уст, правдивых или не очень, узнаём, как было совершено ограбление века. Впрочем, Каэлдил тоже не теряет времени даром.

Глава двенадцатая, где наша компания приключенцев попадает в нешуточную переделку, но получает неожиданную подмогу. А эльф Каэлдил наконец-то решается выйти из тени и показать своё лицо.

Глава тринадцатая, мрачная и кровавая. А как иначе, если мы имеем дело с загадочными прислужниками самого Зарамандера? Убийства, кровь, огонь, буря, сожжённый дотла городок, тонущий корабль, рёв океана, цунами, разбушевавшаяся не на шутку стихия... и загадочное переживание Арианны. Видение или явь? Кто знает...

Глава четырнадцатая, в которой наш уважаемый профессор Грегори Хастельберн читает лекции сразу по двум животрепещущим темам, а в голову новоиспечённого следопыта отряда, Каэлдила, приходит блестящая идея. Но перед приёмом на службу его ожидает непростое собеседование у строгого работодателя.

Глава пятнадцатая, где наши путешественники наконец-то добрались до загадочного Бакендальского замка. Но как войти внутрь? Без сражений уж точно не обойдётся.

Глава шестнадцатая, где мы знакомимся со старым графом Рональдом и его супругой Изабеллой Бакендаль и становимся невольными свидетелями их... особого положения, а также узнаём кое-что интересное о молодой Августине.

Глава семнадцатая, в которой путешественники находят любопытную записку и загадочную картинку. Всего лишь маленький клочок бумаги, всего лишь крохотная зацепка, всего лишь одно важное слово... И новое видение, посетившее Арианну. А как же вампиры? Их судьба решается здесь.

Глава восемнадцатая, в которой путешественники наконец-то оказываются в таинственном Бакендальском замке. И вроде внешне всё спокойно, но нас не покидает чувство, что в этом месте явно что-то не так.

Глава девятнадцатая, где проницательный Каэлдил находит то, что так долго искали - дневник Августины Бакендаль! Но радоваться рано, так как большая часть листов из него вырвана. К счастью, меж его страниц притаилась подсказка - ещё одна карта Таро. Смогут ли герои найти остальные страницы дневника или же окончательно заблудятся и пропадут в проклятом замке? Ведь ими было принято не слишком разумное решение - разделиться...

Глава двадцатая, в которой оставшаяся наедине с собой Арианна неожиданно встречает любопытную незнакомку. А мы с вами узнаём кое-что о прошлом Арианны, о Доминиции и таинственном ордене Созерцателей Безмолвия. Но правду ли сказала ей таинственная собеседница?



Глава двадцать первая.


Валентия Викториармо ходила взад-вперёд по собственной спальне. Траурное платье и чёрные распущенные волосы герцогини ещё больше оттеняли нездоровую бледность её лица. Веки распухли от слёз, под глазами образовались тёмные круги. Валентия подошла к туалетному столику и налила себе бокал сухого красного вина. Жидкость гранатового оттенка неспешно полилась в бокал, наполняя воздух божественным ароматом. Герцогиня закрыла глаза, носом втягивая запах, затем пригубила немного, смакуя на языке один из лучших напитков в Империи. Это всегда успокаивало её и приводило в чувства.

Две недели. Две мучительные адские недели, казалось, тянулись целую вечность. Судьбоносный день, ставший точкой отсчёта, впился в память, словно липкие щупальца какого-то жуткого монстра. Он не давал ей спать, не давал есть, и, казалось, не давал даже дышать. Оставалось только пить, пить, пить. Жадно напитывать душу исцеляющей влагой «Долины Шалиньон» урожая 1570 года. Но и это сомнительное лекарство спасало ненадолго. Всё кончено. Она больше никогда его не увидит. Никогда! И… нет, эту мысль она неистово гнала от себя как можно дальше. Возможно, она больше никогда не увидит свою дочь.

Горестные мысли крепко схватили за горло, заставив герцогиню в очередной раз всхлипнуть. Она сделала ещё несколько глотков. Вино разливалось по телу приятным теплом, а перед глазами безжалостно роились воспоминания.

...И вот уже она идёт быстрым шагом по сырому коридору подземелья в сопровождении личной охраны. Два крепких воина Элитной Стражи Эридеи следуют за ней как верные цепные псы, готовые разорвать в клочья любого, кто встанет у неё на пути.

Тюремная камера. Тусклый свет факела. Тюремщик, звенящий ключами где-то в темноте.

- Оставьте нас одних.

- Как пожелаете, моя герцогиня.

Тюремщик отпер тяжёлую дверь и вместе со стражниками остался за ней. Валентия вошла и внимательно осмотрелась по сторонам. Её взгляд наткнулся на заключённого, сидевшего скрестив ноги на сыром холодном полу. Мужчина заметил её и рывком вскочил на ноги. Он был избит, тело его окровавлено, одежда изорвана, лица в кровоподтёках не узнать. Несмотря на пытки, которым он был подвергнут, дух его был не сломлен. Узник выглядел сильным и энергичным. Улыбка, полная искренней радости, отразилась на суровом мужественном лице. Идеально ровная осанка, крепкое мускулистое тело, чёрные с проседью волосы до плеч, высокие скулы, глубокие и мудрые карие глаза – несмотря на немолодой возраст, этот смуглокожий южанин был весьма хорош собой. Его полуобнажённое тело было покрыто шрамами – следами прошлых сражений, которых числилось немало на его счету. Герцогиня бросилась ему на шею, он в ответ заключил её в объятия.

420a17017b78802e6b7c.jpeg


- Мигель! Мигель, ты жив! Я так боялась, что тебя убьют. Ты ранен! О боги, это всё я виновата. О, милый Мигель, я так виновата перед тобой! Прошу, прости мне моё малодушие. Я была в растерянности и не знала, как поступить, – с этими словами гордая герцогиня в роскошном платье, которое стоило целое состояние, упала к ногам мужчины прямо на холодный грязный пол тюремной камеры.

- Ну что ты, Валентия, не стоит, - одним лёгким движением он поднял её на ноги, словно она была пушинкой. - Бывали у меня раны и похуже. А ты поступила мудро, что не выдала себя. Это я дурак. Подставил под удар не только себя, но и Арианну. Я мог бы обо всём догадаться.

- Она убежала из дому, Мигель. Арианна сбежала! Не знаю, как ей это удалось, ведь она находилась под серьёзной охраной. Франциск был разъярён и совершенно неуправляем, когда об этом узнал. Стражники уснули, все пятеро как один. В их напитки было добавлено сонное зелье. Никто из них ничего не помнит. Конь Арианны пропал, её оружие и доспехи исчезли. Она всё спланировала. Уверена, ей помогали Дженни и Джек, но они молчат, словно воды в рот набрали. Супруг приказал всыпать им по двадцать плетей, но даже это не помогло. Бедная Дженни, такая хрупкая нежная девочка! Она и слезинки не проронила. Не думала, что эти дети так верны моей дочери. Они готовы умереть за неё!

- Насколько я помню, Дженни – ровесница твоей дочери, а её брат на два года старше. Они уже не дети, Валентия. Они достаточно взрослые, чтобы отвечать за свои поступки. Вспомни нас с тобой: мы в эти годы уже воевали. Дженни и Джек могут гордиться собой. Не каждый день встретишь такую верность и преданность. Но они преданы Арианне не как слуги своей госпоже, они преданы ей как друзья. А это многое значит.

- Ты прав, - тихо прошептала герцогиня, вытирая слезу, невольно покатившуюся по щеке.

- Арианна - своенравная, но способная ученица, - улыбнулся Мигель. - Я вложил в неё все знания, какие только мог. Уверен, она хорошо подготовлена к встрече с большим миром. Не волнуйся за неё, она сможет за себя постоять и в битве, и в беседе. Она не пропадёт в жизни.

- Вот потому я и волнуюсь, Мигель. Арианна ещё молода, энергична и слишком самоуверенна. Она чувствует себя едва ли не всемогущей. Боюсь, это погубит её.

- Забыла себя в молодости? – рассмеялся воин. - А я ещё помню. Ты была точь-в-точь как она. Нет-нет, ты была моложе неё. Девочка с горящими глазами и пылким сердцем. Сколько тебе было, когда ты сбежала на фронт?

- Шестнадцать, - ответила Валентия. Она закрыла глаза и мягко улыбнулась, будто вспомнила что-то давно забытое. - Арианна выросла точной моей копией. Нет… точной копией своего отца. Потому я и боюсь за неё.

- Всё ещё тоскуешь о нём? – грустно ухмыльнулся Мигель.

- Это неважно, - холодно отрезала герцогиня.

- Прости, - воин нежно провёл рукой по её волосам.

- Нет, это ты меня прости. Если бы я вовремя послушала Арианну, если бы попыталась её понять, она была бы дома, а тебе не пришлось бы здесь сидеть. Поначалу я не видела в этом замужестве ничего дурного – барон сказочно богат, а казна Империи пуста. Страна до сих пор не может оправиться после войны, а Арианна всегда стремилась помогать бедным и обездоленным – вот и занималась бы благотворительностью на средства супруга. Её младшие сёстры не делали из замужества трагедии, обе своей жизнью довольны. Арианна уже достаточно взрослая, чтобы перестать верить в сказки о большой любви и принять реальность такой, какая она есть. В конце концов, никто не мешает ей завести любовника.

- Как её мать, - усмехнулся Мигель.

- Я не неволила тебя, - ледяным тоном произнесла Валентия.

Узник заключил герцогиню в объятия и с нежностью заглянул в её изумрудные печальные глаза.

1882256f0107af681cee.jpeg


- Ты же знаешь, Валентия, я любил тебя всегда. С той самой минуты, как впервые повстречал. Помнишь, нам было по шестнадцать. Но я был слишком робким, чтобы сказать тебе о своих чувствах. Я следовал за тобой неотступно, как тень, но он был старше, смелее, сильнее, напористее. Куда мне, деревенскому мальчишке, было тягаться с ним, нашим доблестным боевым командиром? Затем - освобождение герцога из плена и твой новый роман. Признаюсь, я был полон злорадства. Видишь, Стальной Макс, тебя обставили, как щенка! Я тихо сходил с ума от ревности, но не смел даже надеяться на взаимность. Я никогда не встал бы на пути у твоего счастья. Если бы Максимилиан попытался вернуть тебя, или если бы Франциск был верен тебе, я так никогда и не вышел бы из тени. Ты всегда была моей единственной любимой женщиной, ею и останешься до конца…

- Ах, Мигель, ты всегда был моим верным соратником и самым преданным другом…

Герцогиня неожиданно выпрямилась, взгляд её стал строгим и полным решимости.

- Мигель, я пришла сюда не для того, чтобы предаваться воспоминаниям. Тебе надо бежать. Я подкупила стражника, он всё устроит. Беги из города как можно скорее, иначе тебя казнят. Император совсем потерял рассудок. Он обвиняет тебя в государственной измене!

- Этого стоило ожидать, - усмехнулся узник. – Дельмонт – редкостная тварь. Сейчас я жалею лишь об одном – вместо того, чтобы пытаться открыть глаза Императору на преступления барона и ожидать справедливого суда, я должен был убить его собственными руками. Тогда меня казнили бы не зря, а Арианне не пришлось бы бежать из дому. Эх, знал бы где упадёшь…

- Мигель, я не понимаю, что происходит. Мой муж явно что-то скрывает от меня. Он прячет глаза, уходит от ответа. В последнее время он откровенно избегает меня и увиливает от всяческих разговоров.

- Думаешь, Дельмонт подкупил его? Или запугал?

- Я уже не знаю, что и думать, – вздохнула Валентия. – Но чует моё сердце, что-то здесь нечисто. Император стал каким-то другим. Это звучит как бред, но… Наблюдательность и тонкое чутьё всегда были моими сильными качествами, тебе ли не знать. Я знакома с Фредериком почти двадцать лет. Я знаю, что он ест на завтрак, какие предпочитает благовония, с какими гончими поедет на следующую охоту, какую дежурную фразу произнесёт перед итерийским послом. Как посмотрит, прищурится и сложит руки на груди – все его повадки мне хорошо известны. А тут… На первый взгляд вроде бы ничего не изменилось: его голос, вкусы, предпочтения. Но… Я говорю с ним, а чувствую себя так, словно обращаюсь к кому-то другому. Смотрю ему в глаза, а они ему как будто не принадлежат. Не знаю, как это объяснить, но… Такое впечатление, что кто-то старательно притворяется им.

- А Франциск? С ним тебя посещают подобные чувства?

- Вся эта история с бароном и моим мужем выглядит крайне подозрительно, - герцогиня сдвинула брови. – Но нет, с Франциском всё в порядке. В том смысле, что… Он ведёт себя странно, но он – это он. Такие изменения в собственном супруге я бы заметила. Франциск напуган и что-то от меня скрывает, но это всё ещё мой муж. А вот его брат… Бьюсь об заклад, здесь не обошлось без магического воздействия.

- Магическое воздействие? Полагаешь, барон Дельмонт приложил к этому руку? – Мигель нахмурился.

- Нет, он не похож на колдуна. Максимум, на что он способен – подлые интриги, подкуп, шантаж, провокации и сплетни. Там надавить, здесь запугать, тут подмаслить. Торгаш и плут без чести и совести. Но колдовство? Вряд ли.

- Ты права, он не колдун, - согласился Мигель. – И всё же ему удалось собрать немало сторонников, организовать крупный и прибыльный теневой бизнес. Он – опасный тип, Валентия, хотя с виду этого и не скажешь.

- То, что ты выяснил о нём, ужасает. И как я могла быть настолько слепа? Богатства Дельмонта затмили мне разум. Император хорошо о нём отзывался, потому мне и в голову не пришло выяснять, каким путём они ему достались. Откуда вообще появился этот барон, кем были его родители? Как получил свои земли и титул? На героя он явно не похож. Я не знаю ничего о его боевых заслугах, не помню, чтобы он как-то проявил себя во время войны. Не удивлюсь, если он вообще в ней не участвовал. Мне сложно представить его с оружием в руках, на боевом коне, даже двадцать лет назад.

- Если он и был на войне, то вряд ли сражался. Скорее уж торговал, занимался контрабандой, разбойничал или мародёрствовал, - Мигель презрительно скривился. – А то и чего похуже. Знаешь, меня преследует стойкое ощущение, что его лицо мне знакомо. Но мне никак не вспомнить, где и когда я мог его видеть. Возможно, старина Макс знает больше. Я не особенно горю желанием увидеться с ним, но он мог бы нам помочь.

- Ты прав, дорогой, - Валентия нежно провела рукой по его чёрным как смоль волосам. – Нам больше нельзя терять ни секунды! Тюремщик устроит твой побег, доверься ему. Когда окажешься за воротами города, скачи во весь опор к Меллиранду. Узнай у Максимилиана всё, что сможешь. И ради всех богов, найди Арианну! Я не слишком-то доверяю этому длинноухому, Каэлдилу. Но мне нельзя выдать себя, ты же понимаешь. Я буду продолжать играть свою роль благовоспитанной жёнушки, а сама тем временем попробую разнюхать, что же происходит между Императором, моим мужем и этим паскудным Дельмонтом.


* * *

Сержант Эдвард Грэй шёл на службу, весело насвистывая. Жизнь его стремительно налаживалась. Жена Эмилия полностью оправилась после родов, младшенький сынишка Эдвард, по традиции названный в честь отца, деда и прадеда, рос богатырём, а карьера наконец-то пошла в гору.

С повышением чина новоявленному герою Меллиранда выделили собственный кабинет. Разумеется, "кабинетом" это можно было назвать с большой натяжкой: так, крохотная каморка два на два с маленьким окошком, где единственной мебелью был старенький письменный стол и стульчик со сломанной ножкой, который ужасно шатался. Рослый и грузный Эдвард предпочёл сидеть на подоконнике, так как стул всерьёз угрожал сержанту сломаться под его весом. С новым званием пришли и новые обязанности: теперь перед Грэем отчитывался отряд из десяти стражников, а ему самому приходилось заниматься бумажной работой.

Эдвард гордился своим недавним подвигом и с удовольствием рассказывал всем, кто готов был его слушать, о том, как он отличился той ночью в лесу. Рассказ каждый раз обрастал всё новыми и новыми подробностями. В самой свежей версии наш бравый герой сражался в одиночку с целой армией зловещих существ, исключив из повествования и верного друга Толмара, и невесть откуда взявшегося рыцаря, на деле оказавшегося девицей, и собственный страх, который тогда едва не стоил ему жизни. Сослуживцы зеленели от зависти, девушки томно вздыхали и восторженно ахали, завсегдатаи таверны "Дубовая бочка" просили рассказать эту историю ещё раз – какое-то время Эдвард был самой обсуждаемой персоной Меллиранда. Он купался во внимании и всё больше раздувался от важности, сам уже начиная верить в свои изрядно преувеличенные россказни.

8795141c0bd1b8471cf7.jpeg


Но сегодня ему впервые стало не по себе. Двое стражников по какой-то причине не вышли на службу, и нашему герою предстояло срочно с этим разобраться. Перспектива отчитываться перед Стальным Максом вовсе не добавляла вдохновения.

- Так что там с Мэдом? – строго вопрошал он у одного из своих подчинённых, долговязого парня по имени Остин.

- Заболел вроде, - ответствовал тот. – Какая-то странная хворь у него. Такое впечатление, что он умом рехнулся. Должно быть, лихорадка сильная. Он меня не узнал, когда я зашел к нему сегодня утром, – молодой стражник говорил очень взволнованно.

- Не узнал? – удивился Эдвард.

- Да, набросился ни с того ни с сего с кулаками, сказал что знать меня не знает, чтобы я убирался к чёртовой матери. Вид у него был болезненный, бледный, под глазами круги, а взгляд злой, ненавидящий. Это странно, ведь мы всегда были лучшими друзьями, и я не помню причины, по которой он мог быть на меня разгневан или обижен. Его мать сказала, что он болен. Правда, она и сама выглядела как-то неважнецки. Видимо, болезнь заразная.

- И? – сержант нервно застучал костяшками пальцев по столу.

- Я спросил, не нужны ли им лекарства, но его мать сказала, что им ничего не нужно, и попросила уйти. Это очень странно, она совсем не похожа на себя. Обычно она такая гостеприимная, дружелюбная, весёлая. А тут… - Остин сделал паузу, глаза его округлились от страха. - Её взгляд… холодный, пустой, безразличный… Как будто в неё вселился кто-то другой, или выпил её душу. И её голос: он был безжизненным, не выражающим никаких эмоций. Вот как на одной ноте всё проговорила! Это совсем не в её духе, вечно она с шутками-прибаутками. Ты только никому не рассказывай, я парень не из пугливых, но в тот момент я чуть было не обделался. В общем, я не стал выяснять подробности, а стрелой вылетел за дверь из страха подцепить эту заразу.

- И ты даже не попытался его вытащить? У меня же из-за вас, олухов, проблемы будут! – Эдвард чувствовал, как закипает.

- А что я мог-то? Волоком его тащить, что ли? – возмутился Остин.

- Вернись и притащи! – не унимался сержант.

- Да что ж я, по-твоему, дурак что ли совсем? А вдруг эта хворь заразная? Ко мне прицепится, что тогда? А у меня семья, знаешь ли.

- Это приказ, чёрт тебя побери! – гаркнул что есть мочи Эдвард, стукнув кулаком по столу. Чернильница и стакан с водой подпрыгнули и задребезжали.

- Так точно, сержант! – испуганно отчеканил стражник и вышел за дверь. «Надо же, какой важный! Надулся, как тот индюк. Ещё вчера с ним после службы пили да начальство ругали, а тут ишь ты – сам начальство теперь! Да ему просто повезло в нужное время в нужном месте оказаться, и вот – орёт и командует так, будто уже генералом стал».

Эдвард метался взад-вперёд по кабинету, как заведённый. «Что за жизнь! Стоит только расслабиться, и наконец, порадоваться ей, так бац! – новые неприятности. Теперь ещё болезнь какая-то странная. Хотя, Остин наверняка преувеличивает, и у Мэда всего лишь обычная простуда. Или Остин снова не вернул своему другу долг, за что тот и разозлился», - про себя размышлял Грэй. Он уже много лет знал Остина как большого пройдоху, который вечно забывал отдавать долги. Однако что-то внутри него напряглось, заставляя поверить, что в этот раз стражник говорит правду.

Когда прошло уже полдня и наступило время обеда, новоиспечённый сержант не на шутку занервничал. И было от чего. Ни один из стражников так и не появился на своём посту.


* * *

- Мой Повелитель, я бесконечно виноват перед вами, - один из таинственных магов, одетый в чёрную мантию, валялся в ногах у человека в тёмном капюшоне. – Я признаю свою вину, о милостивый и всемогущий властелин! Прошу вас, Повелитель, сжальтесь над своим несчастным рабом! Дайте мне ещё один шанс, и я исправлю свою глупую оплошность! Позвольте доказать вам, что я способен на всё ради вашей милости! Умоляю, всего один шанс!

Зарамандер с нескрываемым удовольствием наблюдал, как его неудачливый послушник жалобно скулил, унижаясь и ползая перед ним на коленях, время от времени припадая лицом к каменному полу и целуя носки его не слишком чистых сапог. Он упивался своей властью над жалким существом, уже зная его дальнейшую судьбу. И всё же он не торопился с ответом, наслаждаясь унижениями слуги, пока в дверях не показалась полуобнаженная экзотическая красавица.

auriciya.jpg


- Всё забавляетесь, мой Повелитель, - ехидно ухмыляясь, сказала она.

Девушка приблизилась к Зарамандеру, эротично покачивая округлыми бёдрами. Она издевательски поставила свою обнажённую стройную ножку в позолоченной туфельке на высоком каблуке прямо на голову слуги, заставив его в очередной раз упасть ниц и коснуться губами носка сапога своего Повелителя.

Красные глаза слуги были полны отчаянья. Он совершил роковую ошибку и знал, что Повелитель не пощадит его. Магу было давно известно, что его господин жестоко наказывал за проступки куда менее значительные. Ему поручили найти и обезвредить каких-то трёх жалких путешественников, а он провалил задание, да ещё с колоссальными потерями. Спасти его могло только чудо. И всё же слабая искра надежды жила в нём: а вдруг Повелитель пощадит его хотя бы за то, что он и его армия сравняли порт Экретто с землёй.

- Бедняжка Кэрсигар, - с наигранным сочувствием произнесла Ауриция, легонько пнув его своей прекрасной ножкой, украшенной множеством золотых браслетов с драгоценными камнями. – Он так хотел от нас ускользнуть. Так мечтал о свободе. Хм, так и напишем на его надгробии. Если останется что хоронить, - она звонко расхохоталась.

- Нет, моя госпожа, не говорите так! Пощадите, о Повелитель! Не убивайте меня! – испуганно орал слуга.

- Ты хоть сам понимаешь, о чём просишь? – после долгого молчания, наконец, произнёс Зарамандер. – Тебе был дан четкий приказ и сотня Ненасытных в твоём распоряжении, чтобы прочесать этот чёртов лес и убогий людской городишко. А ты не смог выследить троих? Троих, Кэрсигар!

- Но мой Повелитель, мы сожгли порт Экретто дотла и потопили судно «Синие паруса». Но буря! Бурю мы никак не могли ни предвидеть, ни предотвратить! Там были цунами во-о-от такой высоты! – Кэрсигар развёл руками, пытаясь показать размер. – Большую часть моей армии смыло гигантской волной!

- А ты ещё уверял меня в своём мастерстве. Думал возвыситься в моих глазах, а вместо этого унижаешься передо мной, как жалкий земляной червь. Её нельзя было упустить! – сквозь зубы зашипел Зарамандер. Его глаза горели ненавистью и злобой, прожигая Кэрсигара насквозь. – Подумай сам, что бы ты сделал со своим слугой, если бы он так глупо провалил пустяковое задание, да ещё и попытался позорно сбежать. Что бы ты сделал с ним, а, Кэрсигар? Отвечай! – Зарамандер грубо наступил на голову послушника, прижав его лицом к полу.

zaramander.jpg


- Я… я… - дрожащим голосом запричитал тот, - я скормил бы этого негодяя адским гончим!

- Вот видишь, Кэрсигар, ты сам решил свою судьбу, - с этими словами Зарамандер подошёл к стене и нажал на ней едва заметную кнопку. Одна из массивных каменных плит в полу отодвинулась в сторону, открывая взору присутствующих зияющую тёмную дыру. Человек в чёрном капюшоне медленно подошёл к распростёршемуся на полу слуге и изо всех сил ударил его ногой в бок. Он презрительно сплюнул, затем сделал лёгкий пасс рукой. Неведомая сила отбросила Кэрсигара в сторону, и он с ужасающим криком упал в глубокую яму. До слуха Зарамандера и Ауриции ещё несколько минут доносились жуткие вопли, сопровождаемые злобным рычанием, чавканьем и стуком собачьих челюстей. На лице Зарамандера сияла самодовольная улыбка. Наконец, звуки утихли, и человек в чёрной мантии вновь нажал кнопку на стене, задвинув тяжёлую плиту на её прежнее место.

- Надеюсь, пёсики хорошенько позабавились. Думаю, сегодня их можно больше не кормить, - ухмыльнулась экзотическая красавица.

- Что ж, этот мерзавец поплатился за свою оплошность. Надеюсь, твои успехи меня порадуют больше. Пришло время тебе вновь послужить своему Повелителю, детка, - с этими словами Зарамандер повертел в руках бриллиантовое колье, по которому жадно заскользил взгляд Ауриции. – Я хочу знать, где она сейчас.

- Хм, а ты не так уж проста, Арианна, - медленно протянула девушка. – Ускользнуть прямо из-под носа у сотни Ненасытных, рыскавших по всему лесу – это надо уметь! Признаюсь, я такого не ожидала. Ты хитрая бестия, как я погляжу, или же чертовски удачливая. Но это не спасёт тебя от всевидящего ока избранной дочери Миратахати. Мой Повелитель, я предлагаю начать поиски с того места, где этот презренный собачий корм упустил её.

Продолжение следует...

(с) Тайвен, СловоБлудница и ФотоГрафиня.
Tags: Волшебная Библиотека, Проза, Проклятие Бакендальского замка, Село Графомань Графоманской обл., Тайна Бабушкиного Амулета, Творчество Хозяйки, продолжение
Subscribe

Posts from This Journal “Тайна Бабушкиного Амулета” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments